СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ

No flash availible

Биография Статьи Интервью Комментарии Креатив Фотогалерея

"Свободу слова придумали политики"

А.Нестерова, Аргументы и факты в Украине №43

27.10.05

С.Васильев: "Послушные заложники становятся соучастниками преступления".

У Сергея Васильева, руководившего Главным управлением информационной политики администрации президента Кучмы, особый взгляд на оранжевую революцию. Но не только потому, что во время событий годичной давности ему пришлось несколько дней ночевать в своем кабинете на Банковой, окруженной оранжевым кольцом. Накануне годовщины революции он поделился своими наблюдениями с "АиФ".

"Журналист не имеет права быть романтиком"

- Я считаю, что сегодня для большинства, в первую очередь, здравомыслящих и уважающих себя журналистов пришло время глубоко и самокритично задуматься: а что же тогда произошло? Меня лично до сих пор не покидает ощущение, что все эти 9 месяцев страна находилась в состоянии какого-то бесконечного бессмысленного бега. Мы обязаны скрупулезно проанализировать случившееся, иначе опять побежим не туда, уводя за собой общественное мнение.

- Принято считать, что журналисты во многом повлияли на результат той кампании. Вы думаете, они тогда совершили ошибку?

- На мой взгляд, немало моих коллег безответственно увлеклись игрой в революцию. При этом не многие до конца отдавали себе отчет, чем она чревата для страны. Сегодня все общество пожинает плоды этой неразборчивости, а "герои майдана" стыдливо прячут глаза. Кому-то захотелось дважды войти в одну и ту же реку? Но история - очень строгий и принципиальный учитель. В сознании и умах многих людей на прошлогоднем осеннем столичном Майдане действительно произошли тектонические сдвиги, но их природу нельзя сравнить с мучительными родами независимости в начале 90-х. Хотя некоторые повторяющиеся результаты указывают на склонность к тяжелой патологии отдельной части украинского политикума.

- В чем это проявилось?

- В 1991 году миллионы людей колоссальными усилиями воли "убили в себе дракона". Позже многие из них ощутили себя опустошенными и обманутыми. И это разочарование породило новое многоголовье "драконов". В обществе снова воцарил застой, не менее зловонный брежневского. Тогда, в 91-м энергию толпы на майданах эксплуатировали в большинстве своем те же персонажи, кто осенью 2004-го снова оказался на гребне протестных настроений. Они опять погнали народ на баррикады, опять создали иллюзию победы добра над злом, снова "порешали" свои меркантильные вопросы и снова ввергли общество в состояние полной растерянности и неопределенности, озлобленности, беспричинной агрессии.

- В чем в этой ситуации была ошибка журналистов?

- Они тоже подносили патроны... Вместо того, чтобы организовывать беспристрастную квалифицированную помощь новым жертвам очередного кризиса. А журналист, наверное, не имеет права быть революционным романтиком. Его главная функция - это хирург во время экстремальной ситуации. Оперировать фактами, спокойно и взвешенно анализировать обстоятельства, делать адекватные выводы о "здоровье пациента".

"Темники были"

- Что же такое свобода слова, есть ли она в природе?

- В нашем случае свобода слова - это политический инструмент, не более. "Оранжевые", находясь в оппозиции, эффективно использовали его для манипулирования общественным мнением с целью получения политических дивидендов.

- Журналистами тоже манипулируют?

- И в прошедшем, и в настоящем, и в будущем времени...

- А еще были так называемые темники.

- Почему - были? Они до сих пор живут и здравствуют.

- А кто их создавал?

- Те, кто о них громче всех кричал на всех перекрестках. И кто сейчас, неоднократно пойманный за руку, как воды в рот набрал...

Впрочем, больше всего меня беспокоит другое. Сегодня темниками в повседневной работе пользуются не только масс-медиа. Эта "технология подсказки" прочно внедрилась в повседневную работу людей, которые призваны стоять на страже правопорядка, Конституции и законности.

Более десяти лет я профессионально занимаюсь правовой журналистикой. В контексте своей работы, в силу обстоятельств лично знаком со многими людьми в пагонах, олицетворяющими интеллектуальный потенциал правоохранительной системы страны в прошлом и настоящем. Мы вместе, я как ведущий теле-, радиопрограмм, они - как профессионалы-юристы, с первых дней независимости добросовестно формировали основы правового государства в сознании граждан Украины. Уверен, что каждый из нас выполнял свою работу на совесть. И вдруг - что-то произошло... С некоторыми из них мы почему-то оказались по разные стороны баррикад. Осенью 2004-го эти уважаемые люди под предлогом революционной целесообразности неожиданно предали все свои предыдущие принципы. Они поспешно отреклись от еще неокрепшего в своем младенческом возрасте правового государства, которое сами же лелеяли все эти годы. Невзирая на то, что они тоже выстрадали каждый его шаг на пути к демократии.

- Вопрос в том, насколько государство, в котором мы жили и живем, действительно можно назвать правовым?

- Ровно настолько, насколько все мы успели воспитать его таковым. Но я хочу сказать о другом. Профессионалы-юристы ни при каких обстоятельствах не имеют права действовать вопреки основополагающим нормам и правилам, в оболочке которых они находятся, как в утробе матери. Нарушение этих законов, равно как и законов природы, обычно приводит к катастрофам. Не только глобальным, но и личностным. Поскольку ни один темник, даже с мистическим оттиском "ТАК", даже оранжевыми чернилами... не освобождает от ответственности тех избранных, кто наделен особым правом казнить и миловать, в чьих руках сосредоточены тонкие нити безопасности, свободы и прав личности, кто обязан блюсти целостность государства. Преступный приказ - это не индульгенция для исполнителя, а наоборот - отягощающее обстоятельство. Послушные заложники этих обстоятельств постепенно становятся соучастниками преступления. Об этом полезно помнить не только людям в погонах, но и нашему брату журналисту.