СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ

No flash availible

Биография Статьи Интервью Комментарии Креатив Фотогалерея

Сергей ВАСИЛЬЕВ: «Власть закрыла «Право», чтобы жить без права»

В.Петрасюк, 2000

01.04.05

Сергей ВАСИЛЬЕВ: «Ответное письмо, которое телекомпания «Альтернатива» направила на имя президента НТКУ г-на Стецькива, — больше ритуальный шаг. Потому что, я уверен, им нужен был лишь повод, чтобы убрать программу, которую делает такой «одиозный» человек, как Васильев, за которым стоит «еще более одиозный» Медведчук и СДПУ(О). Это еще один пример того, как нынешняя власть расправляется с политическими оппонентами — людьми с «неоранжевыми взглядами». Но «Альтернатива» будет отстаивать свое право в суде. Мы ведь воспитывались не на «майдане»...

Телерадиокомпания «Альтернатива» получила письмо от НТКУ, в котором говорилось, что руководство Первого Национального в одностороннем порядке решило разорвать договор с «Альтернативой», согласно которому последняя обязывалась производить, а НТКУ транслировать в эфир программы «Телеканала «Право». Причина — якобы снизившийся рейтинг означенных программ.

Примечательно, что прекратить вещание НТКУ пообещала с 16 марта, в то время как само письмо об этом датировано 17 марта. Получается, что «Альтернативе» не дали даже минимум времени, чтобы разобраться в ситуации и предоставить аргументы в свою защиту. Это похоже на обыкновенную расправу.

Но, тем не менее «Альтернатива» запросила данные у фирмы GFK-USM, которая профессионально занимается определением рейтингов телепрограмм. Получалось, что за период с 1 февраля по 27 марта рейтинг «Права» среди основных программ Первого Национального был едва ли не самым высоким. 1 февраля его опередили лишь музыкальный клип да проект «Наше». А 15 марта «Право» в рейтинге пропустило вперед только передачу «Граница». И это — среди 5—7 передач, которые были признаны наиболее рейтинговыми по каждому рассматриваемому дню.

К тому же, как сказали нашему журналисту в «Альтернативе», НТКУ своим письмом нарушила ряд пунктов соглашения с «Альтернативой». Чтобы не перечислять все эти пункты, назовем один, в котором говорится, что одностороннее расторжение означенного договора не допускается.

За комментарием мы обратились к автору и руководителю телевизионного проекта «Правовой всеобуч» Сергею ВАСИЛЬЕВУ. Однако вместо короткого комментария получили объемное и очень содержательное интервью-монолог, которое сочли уместным опубликовать в полном объеме. Озвученные господином Васильевым тревожные сигналы слишком серьезны и наталкивают на глубокие размышления.

— Как журналист я в продолжение всей своей карьеры специализируюсь на изготовлении программ правовой тематики. Сразу после окончания университета поставил перед собой цель: совершенствоваться в юриспруденции, в вопросах права и быть максимально полезным людям. Я понимал, что должен адаптировать и ретранслировать в общественное сознание информацию, дающую понимание основ правоотношений в обществе.

В этом году исполнится 10 лет, как возник проект под названием «Телерадиоканал «Право». Он появился еще до независимости Украины — в структуре Гостелерадио УССР. Я был инициатором создания экспериментальной группы, которая занималась этим проектом. Наши программы выходили на радио и телевидении, а также печатались материалы на правовые темы в газетах. Таким образом, мы создали как бы прототип первой системы правового образования населения в украинском медиапространстве. Впоследствии проект экстраполировался еще в несколько программ: «Человек и закон», «Право», «Закон є закон» и др. Все они ставили целью общедоступное правовое образование населения.

Целостной системы правового образования в то время не существовало, да и, к большому сожалению, не существует и сейчас. Но тогда мы детонировали ситуацию. Руководителей госструктур (Минюст, Генпрокуратура, МВД, Служба безопасности), судей и адвокатов подталкивали к публичности, гласности и прозрачности, к новым формам работы. Телерадиоканал «Право» стал своеобразной лабораторией, экспериментальной площадкой, на которой вырастали прокуроры, министры, правозащитники, политики. Многие из них как публичные люди делали первые шаги именно в моей программе.

Потому сегодня я совершенно спокойно могу смотреть в глаза теперешнему нардепу Сергею Головатому, который вместе с Валерием Ивасюком начинал кампанию по борьбе со СПИДом именно в моей программе. Да, собственно, я могу сегодня на равных говорить практически со всеми бывшими министрам внутренних дел, генпрокурорами, председателям ВС, министрами юстиции, руководителями спецслужб, многими видными адвокатами и судьями, поскольку все они прошли через мою программу. Мы вместе, общаясь в прямом эфире, по крупице, день за днем, год за годом формировали основы правового государства в Украине. И я горжусь этим.

Я никогда ранее об этом детально не рассказывал. Считал это необязательным, так же, как многие профессионалы не считают обязательным во всеуслышание заявлять о том, что является их обычной повседневной деятельностью. За это не требуют себе медалей на грудь.

Но почему я сейчас вспомнил обо всем этом? Потому, что привык за 10 лет работы в этой теме профессионально анализировать деятельность силовиков. Они — как зеркало демократичности власти, которая поставила их на эти места. Я смотрю на первые шаги нового министра внутренних дел, нового председателя СБУ. И вижу, что многолетние усилия профессионалов в этой сфере сегодня нивелируются и уничтожаются. Поэтому имею полное моральное и профессиональное право бросить упрек нынешнему руководству правоохранительных органов.Я владею информацией не только из СМИ, но и из непосредственного общения с генералами, полковниками, офицерами разного ранга, рядовыми операми. И я вижу, что именно эти высочайшие профессионалы находятся в состоянии полной растерянности от того, какую политику ведет новое руководство силовых ведомств. Некоторые спецы уже ушли, иные собираются уходить из системы. Потому что их обвиняют в несуществующих грехах, пытаются заставить оправдываться по вопросам, не имеющим отношения к их профессиональной деятельности.

Их попросту унижают, оскорбляют офицерскую честь. Люди, прослужившие Отечеству на передовой борьбы с преступностью многие годы, рисковавшие своей жизнью, сегодня вынуждены быть пешками в популистской игре нового руководства. Ведь от ухода таких людей силовые ведомства много потеряют. Потому что когда уходят мастера своего дела, в совершенстве знающие как противостоять преступности, — они не уходят в никуда. Не исключаю даже, что некоторые из отвергнутых профессионалов вынужденно применят свой опыт и навыки, так сказать, по ту сторону закона. Естественно, я бы не хотел, чтобы криминальный мир становился совершеннее, а простым гражданам приходилось бы самим изобретать примитивные доморощенные системы общественной безопасности. Общество не должно позволить разрушить едва родившиеся традиции и преемственность в правоохранительной системе.

Каждый из министров внутренних дел, как бы его ни оценивали нынешние революционеры, привнес в систему что-то положительное, полезное для общества. Ну не шли они в систему, чтобы использовать ее в качестве своего подсобного хозяйства! Говорю так, потому что лично знаю многих этих людей. Но что происходит сейчас? Огульные обвинения в их адрес, полное отрицание их опыта, пренебрежение, передергивание и пр. Создается впечатление, что сегодняшние руководители правоохранительных структур на самом деле выполняют чей-то вражеский заказ по выбиванию профессиональных кадров из правоохранительной машины, обескровливанию системы безопасности общества и государства в целом.

Наверное, многие из этих людей имеют больше моральных прав претендовать на пост министра внутренних дел по уровню знания проблемы или на председателя СБУ, чем нынешние их руководители.

К слову, первый репортаж на украинском телевидении из КГБ Украины был сделан в моей программе. Со съемкой, комментариями, с конкретными документами в кадре. Спасибо Евгению Марчуку, который тогда понял, как надо поступать, чтобы общество пересмотрело отношение к КГБ как карательному органу Компартии. У меня есть уникальный, эксклюзивный материал: в кабинете у зампредседателя КГБ диссиденту Левку Лукьяненко — я это снимал на камеру — выдавали его личное дело, и он благодарил руководство КГБ.

Вспоминаю уникальную для своего времени дискуссию в моей программе между адвокатами полковника Григорьева и Степана Хмары после конфликта в подземном переходе на тогда еще площади Октябрьской революции. Эти адвокаты устроили публичное состязание с аргументами «за» и «против». Считаю, что в таких журналистских формах общество получало гораздо больший урок свободы слова и демократии, чем теперь от «оранжевого майдана».

Еще одна страничка — как Васильев стал «человеком Медведчука», как принято говорить в политикуме. Мало кто знает, что именно президент Союза адвокатов Виктор Медведчук инициировал в начале 90-х создание широкомасштабной системы по оказанию юридической помощи населению через телерадиоэфир моей программы. Были организованы регулярные бесплатные консультации, выступления специалистов по разным направлениям, которые оказывали реальную помощь конкретным людям. Не помню уже, сколько десятков тысяч граждан, обращаясь в нашу программу, получили правовую помощь благодаря инициативе Виктора Владимировича. И когда наш проект оказался в тяжелом финансовом положении, поскольку национальная телекомпания не могла его финансировать, Медведчук, уже как глава СДПУ(О), взял его под патронат партии.

Прошло 10 лет. Я не хочу ни перед кем оправдываться, но еще задолго до того, как Юрий Луценко состоялся как политик, Сергей Васильев занимался борьбой с коррупцией в милицейских рядах. И тот же Григорий Омельченко приходил на мою программу с видеокассетой-бомбой в руках. Мы пускали его материал в эфир — летели погоны, головы очень высоких чинов и СБУ, и других силовиков.

Еще раз повторюсь: у меня есть моральное право на критику нынешних руководителей силовых структур. Хочу еще раз сказать им: все, за что вы беретесь, нужно делать с умом и с уважением к тем, кто до вас прошел этот путь и наработал огромный потенциал опыта и знаний. И если не хотите или не можете воспользоваться этим потенциалом, вы не имеете права занимать свои посты.

Однако обратимся к письму НТКУ в адрес «Альтернативы». В нем говорится, что программа «Право» по состоянию на 15 марта вдруг перестала быть рейтинговой. Символичная деталь: именно 15 марта в эфире НТКУ была программа «Право» с участием Виктора Медведчука на тему: «Право на оппозицию». И Виктор Владимирович как лидер оппозиционной партии рассказывал о том, чем собирается заниматься новая оппозиция, как думает защищать права и свободы своих избирателей. Не стану углубляться в анализ письма НТКУ. Скажу лишь, что составлено оно с большим количеством нарушений закона и элементарной логики. Руководство НТКУ, исходя из принципов политической конъюнктуры, похоже, просто старается быстро избавиться от программ неугодной для нынешней власти телекомпании, невзирая на то, что «Альтернатива» специализируется на производстве общественно полезных образовательных передач.

Но, думаю, что и программа «Право», и тележурнал «Человек и Закон» не потеряют своего зрителя, если перестанут выходить в эфире Первого Национального. Региональные телекомпании практически во всех областях уже многие годы ретранслируют «Правовой всеобуч» и благодарят нас. Мы получаем тонны писем. Этот проект был удостоен большого количества наград, в том числе и международных.

Ответное письмо, которое телекомпания «Альтернатива» направила на имя президента НТКУ г-на Стецькива, — больше ритуальный шаг. Потому что, я уверен, им нужен был лишь повод, чтобы убрать программу, которую делает такой «одиозный» человек, как Васильев, за которым стоит «еще более одиозный» Медведчук и СДПУ(О). Это еще один пример того, как нынешняя власть расправляется с политическими оппонентами — людьми с «неоранжевыми взглядами». Но «Альтернатива» будет отстаивать свое право в суде. Мы ведь воспитывались не на «майдане»...

Если бы, к примеру, я был министром МВД, то прекратил бы играть в эту дикую игру — «Убей мента!», которую культивирует в общественном сознании Юрий Луценко. Наверное, я слишком часто перехожу на личности. Впрочем, министры — это публичные люди, а я журналист и имею право на оценочные суждения в отношении любой личности. Они слишком долго и много раз произносили слова: «бандиты при власти», «бандитская страна». По всей вероятности, они анонсировали свой оранжевый приход?

Чем я буду заниматься дальше? Правовым образованием населения. Почему «оранжевые» боятся этой программы (я уверен в этом)? Потому, что чем больше людей приобретают полноценные правовые знания, тем меньше у них остается иллюзий о том, что тот режим, который пришел к власти, — демократический. Ведь человек, имеющий достаточно знаний о своих правах, — самостоятельный и независимый. Он сам мыслит, сам формулирует вопросы, требует на них ответы. Заставляет власть служить народу, а не разводить во власти кумовство. Я буду дальше делать свою программу, рассказывать людям о том, что такое закон, а что беззаконие, чем опасен правовой нигилизм для общества, что такое оппозиция в демократической стране, каковы ее права и обязанности власти перед оппозицией.

Это символично, что новая власть закрыла программу «Право», а не какое-нибудь пустое развлекательное шоу. Власть закрыла программу «Право», а это означает, что она намерена обойтись без права.

В своих интернет-проектах я выкладываю информацию, которая может документально подтвердить реальное состояние дел в государстве при прежней власти. В первую очередь это касается свободы слова. Достаточно заглянуть в эти архивы (2—3-летней давности информация), чтобы найти для себя правильные ответы на вопрос: во времена Кучмы пресса жила хуже или лучше, чем сейчас? И я вам скажу, что на многие вопросы люди уже в состоянии ответить самостоятельно. Они отошли от шока и пытаются найти выход из этой неприятной и глупой ситуации, в которой оказалась страна. Обидно за державу! Ведь мы реально уже двигались вперед. А сейчас — как та кукла, у которой заел механизм, и она крутится на месте.

Вот конкретный пример полной нелепости на государственном уровне: 28 марта в программе УТ-1 был сюжет о пресс-конференции Комитета избирателей. Г-н Попов, руководитель этой организации, финансируемой американцами, заявил о том, что Украину, дескать, ожидают очередные грязные выборы 2006 года. Все это происходит накануне визита Президента Виктора Ющенко в США.

У меня возникает вопрос: знает ли Президент, что накануне его визита выборы в парламент уже при новой власти «назначаются» самыми грязными? Не станет ли это темой для обсуждения в Вашингтоне? Не станут ли снова давить на украинского Президента Ющенко наши американские «друзья»? Мол, если и при новом режиме выборы будут грязными, то этот режим тоже будет «признан» преступным и недемократическим? Может быть, американцам неприятно будет отвечать на вопросы Президента, заданные родителями журналиста Тараса Процюка о компенсации, которая до сих пор не выплачена американцами? И они превентивными мерами хотят упредить возникновение этой темы во время переговоров?

И в этой связи еще один вопрос — о судьбе несчастной девочки Насти, которая обгорела, спасая свою сестричку. Это сейчас тема номер один для телеканалов. Я же рассуждаю как журналист: почему накануне визита Ющенко в США вдруг американские врачи решили взять несчастного ребенка на лечение и показать всему миру, что именно они спасли украинского ребенка? Безусловно, дай Бог здоровья Насте! Но, собственно, это повседневная работа докторов — спасать жизни людей. Нет ли в информационном потоке о Насте политического подтекста?Не для того ли накануне визита Ющенко в США раздувается помпезная PR-акция американских врачей, чтобы смикшировать неудобные и неприятные вопросы об убийстве американскими солдатами журналиста Тараса Процюка? Думаю, нашему Президенту не следует идти на компромиссы. Врачи, безусловно, заслуживают самых теплых слов благодарности, но их работа не должна перекрывать вопрос о компенсации за убийство нашего журналиста. Именно так ставили вопрос перед господином Ющенко родные Тараса Процюка.

Все это — принципы, отступать от которых глава государства, желающего, чтобы с ним считались в современном мире, отступать не имеет права.