СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ

No flash availible

Биография Статьи Интервью Комментарии Креатив Фотогалерея

Власть хочет определить точки недовольства народа и грамотно их обойти

Виктор СУББОТИН, 2000

10.06.05

Сергей Васильєв: « Этого нельзя допустить! Иначе о свободе слова в Украине скоро можно будет просто забыть. Любой тоталитаризм начинался с ограничений получать и распространять информацию. Сегодня власть стремится взять под контроль частные сайты. Завтра, если ее не остановить, она подведет под запретительный закон, например, индивидуальные почтовые ящики. И создаст целую службу по проверке соблюдения «законности». Разве за такие свободы боролись те, кто голосовал за двух Викторов — Януковича и Ющенко?»

Едва стало известно о выходе и регистрации в Минюсте Украины пресловутого приказа Минтранссвязи № 153 от 27.04.2005 г. «Об утверждении Порядка проведения государственной регистрации электронных информационных ресурсов», как журналисты назвали его эффектом дежавю: кажется, это уже было в нашей жизни, и не так давно.

К означенному приказу прилагается собственно Порядок проведения госрегистрации, под которую (предполагается!) попадут все электронные ресурсы.

Однако отчего же дежавю? Несколько лет назад на пресс-конференцию генпрокурора не пустили журналиста «Украинской правды», сославшись на то, что это электронное издание юридически нигде не числится как средство массовой информации. То есть не является ни газетой, ни радио, ни телеканалом, ни информагентством.

Возглавлявший тогда Главное управление информполитики при Администрации Президента Сергей Васильев выступил с предложением ввести регистрацию электронных СМИ. Но оно не получило поддержки. С критикой инициативы Васильева выступил тогдашний народный депутат Николай Томенко, и «регистрационный почин» сошел на нет.

Господин Васильев охотно согласился встретиться с корреспондентом «2000» и дать интервью, как говорится, на заданную тему.

— Сергей Леонидович, получается, что сперва вы предлагали регистрировать электронные СМИ, а Томенко был против, теперь вы с ним вроде как поменялись ролями?

— Вовсе не поменялись! Это только на первый взгляд кажется, что речь идет об одном и том же. Формулировки, безусловно, очень схожи, но суть разная. Мы в свое время предложили законодательно предусмотреть возможность добровольной регистрации электронных СМИ, чтобы журналисты, размещающие свои статьи в сети, могли получить определенный статус. Ведь посмотрите, что происходит: для того чтобы, например, издавать газету, нужно как минимум заключить договор с типографией на печатание ее тиража. Для этого газету необходимо зарегистрировать в Гостелерадио. Если нет такой регистрации, могут не только отказать в типографии, но и в аккредитации в официальных органах власти, на торжественных мероприятиях и пр. То же касается телевидения и радио. Они должны быть зарегистрированы, чтобы получить частоты. Сетевым изданиям проще — им не нужны ни эфирные частоты, ни печатные машины в типографиях. Электронная газета — это по сути частный сайт, для создания которого достаточно лишь квалификации средней руки компьютерщика.

До сих пор так выходило, что ведущие сетевые издания были представлены, как правило, довольно известными в стране журналистами. И если эти массмедиа входят в журналистские пулы, то лишь благодаря людям, которые в них работают, но не их вывескам. Но случай с «Украинской правдой» заставил нас задуматься: а что будет, если такого журналиста не пустят в госучреждение? Ведь он фактически официально никого не представляет, даже не может предъявить документ государственного образца о том, что он, имея рабочее место, занимается журналистской деятельностью.

Тогда и возникла идея регистрации электронных СМИ. Таким образом они могли бы получить права и обязанности, на них можно было бы официально подавать в суд и т.д., т.е. они подпадали бы под действие закона об информации и имели бы статус субъектов этого закона. Но, подчеркиваю, такую регистрацию мы предполагали как добровольную. Если, скажем, человек является поэтом, писателем и имеет собственный сайт, где размещает произведения собственные и своих друзей, он тоже является субъектом коммуникативной сферы, но вряд ли у него возникнет потребность получить аккредитацию в МВД, СБУ или на плановые брифинги каких-либо других госучреждений. И его сайту (собственному интеллектуальному продукту) незачем проходить процедуру регистрации. Его сайт — это как личный альбом или деловой блокнот, который каждый ведет так, как захочет.

— Что же предлагается сейчас и чем ваши регистрационные планы отличаются от тех, которые недавно подписал министр?

— А вы прочтите пункт 1.2 Порядка регистрации, который и подписал Червоненко. Там написано: «Действие этого Порядка распространяется на всех собственников электронных информационных ресурсов независимо от формы собственности». Улавливаете разницу: мы предлагали сделать регистрацию добровольной, они же — обязательной для всех.

Если я пишу стихи в блокнот, то не обязан этот блокнот регистрировать! А если пишу на личный сайт, то почему здесь регистрация должна быть обязательной? Это ли не наступление на свободу слова?

Или взгляните на пункт 3.3 данного Порядка: «Администратор проверяет... соответствие электронного ресурса требованиям законодательства». И перечисляется то, чего на этих ресурсах не должно быть (цитирую):

«— призывов к захвату государственной власти..;

— информации, которая содержит пропаганду терроризма..;

— информацию, содержащую ненормативную лексику» и пр.

— Ну и что тут не так?

— Да то, что все это уже оговорено соответствующими законами! А теперь скажите: как можно воспринимать приказ министра (то есть подзаконный акт), запрещающий то, что уже запрещено законодательством? Можно сказать, что как минимум этот приказ составлен безграмотно.

— То есть в министерствах составляют документы безграмотные люди?

— Я бы рассматривал вопрос в иной плоскости. Специалисты в министерствах грамотные. В большинстве случаев люди, которые готовят документы на подпись министрам, свое дело знают отменно. В данном же приказе я вижу не безграмотность, а определенный умысел. Мне кажется, что власть таким образом «снимает» реакцию общественности на свои планы ввести в стране тотальную цензуру. С тем чтобы определить точки недовольства народа и грамотно их обойти. Посмотрите, как все получается: министр подписывает приказ, вице-премьер его при этом критикует, говоря, что не приказом нужно проводить эти пункты, а законами. Далее, по логике, надо готовить законопроект. И Томенко со товарищи, уж поверьте, сумеют подготовить закон, опять же, скрыто или явно попытавшись ввести цензуру. Расчет они явно строят на том, что общественность спустит пар, возмущаясь несуразными, некорректными пунктами этого приказа. От этих пунктов потом легко откажутся, но при этом перенесут уже в законопроект основную суть этого крайне антидемократического проекта, чем и введут в стране цензуру.

— В этом приказе я не нашел пункта, который бы предусматривал ответственность за невыполнение обязательной регистрации электронных ресурсов. Если такого пункта нет, то чего ж беспокоиться: работай себе, как раньше, и не забивай голову лишними хлопотами, коль отвечать не надо!

— Это ощущение у вас от того, что перед нами все-таки приказ, а не закон. Но когда они подготовят законопроект, то оформят его, как говорится, по всем канонам юриспруденции. Напишут что-нибудь вроде: «предусмотрена ответственность в соответствии с действующим законодательством». Это известный прием — сослаться на «чинне законодавство» без указания конкретных статей конкретных законов. А потом появится возможность в каждом конкретном случае подгонять ситуацию под ту или иную запретительную статью.

Этого нельзя допустить! Иначе о свободе слова в Украине скоро можно будет просто забыть. Любой тоталитаризм начинался с ограничений получать и распространять информацию. Сегодня власть стремится взять под контроль частные сайты. Завтра, если ее не остановить, она подведет под запретительный закон, например, индивидуальные почтовые ящики. И создаст целую службу по проверке соблюдения «законности». Разве за такие свободы боролись те, кто голосовал за двух Викторов — Януковича и Ющенко?